Эффект одной Муракабы

Устроился к нам на работу один англичанин иранского происхождения. То есть лет до 20 он жил в Иране, а потом поехал в Англию, закончил университет и там обосновался. Назовём его Фархад. 57 лет, жена, четверо детей, везде успех и уважение.

Я познакомился с ним в курилке. Он объяснял кому-то значение одной из сур Корана с воодушевлением, жестикуляцией и знанием дела. Я спросил, откуда он про это знает? Он ответил, что когда-то жил в Иране, специально выучил арабский язык, чтобы читать Коран как он есть. Отец его был очень уважаемый в Иране человек и учил его, как читать священные писания и видеть связь между ними и суфийской поэзией.

Я дал ему прочесть главу про зикр на английском языке из книги «За завесами Света. Эзотерический суфизм». С неё и началась наша дружба.

Каждый день мы обсуждали поэмы Руми, и я видел для себя новые смыслы благодаря его интеллектуальному пространному объяснению. Он владеет тремя языками – персидским, арабским и английским – и знает все истории, которые легли в основу древних суфийских поэм, может связать эти поэмы с сурами Корана.

Его объяснения расходились с тем пониманием, которое я улавливал в процессе выполнения практик. Но они были полезными, потому что иногда некая глубокая мысль открывалась мне с неожиданной стороны.

По воскресеньям я обычно смотрел один из фильмов Ошо. Я никогда не задумывался, согласен я с его высказываниями или нет. Просто благодаря этим фильмам я видел какой-то вопрос с разных сторон и потихоньку избавлялся от своих обусловленностей. Я выбрал десять фильмов Ошо на английском и дал их посмотреть Фархаду.

Здесь я в первый раз понял, как сильно мы отличаемся. Он начал суровую критику практически по каждому вопросу. Я от этих критик и дискуссий просто устал и пожалел, что дал ему посмотреть эти фильмы. Это было похоже на форум Эннеагона, где каждый против каждого и все спорят для того, чтобы спорить и показать своё я. В общем, Ошо не пошёл.

Далее я стал замечать, что Фархад находит в поэмах Руми такие смыслы, которых я там не вижу. Может, они там есть, но написаны про такой уровень Бытия, что на человеческом уровне невозможно утверждать ничего ни за, ни против. То есть как можно быть уверенным, что Бог решил сделать что-то именно так, а не иначе?

Я с тех пор совершенно перестал рассуждать про то, чего я не знаю и не понимаю.

Вспоминаю фильм «Кин-Дза-Дза», там была фраза – этот пацак всё время говорит на языках, продолжения которых не знает. На мой взгляд, очень глупо выглядит такой пацак. Я стал задумываться, почему же такого пацака, который так глупо выглядит, общество так уважает? И, в общем, понял я, что в этом самом обществе – все такие же самые пацаки, никто ничего не знает, но все про что-то говорят.

Фархад советовал, чтобы я как можно чаще общался с людьми и был в обществе. Каждый день надо было выходить в клуб, в беседку или на море. Я подумал, и на один месяц эту игру для себя принял.

Он объяснял мне постоянно, что для того, чтобы быть настоящим членом общества, надо уметь себя контролировать. Контролировать надо абсолютно всё: проявление своих чувств, эмоций, реакций, подбирать правильные слова к конкретным людям, учитывать различные ситуации. Сам он успешно контролировал всё на протяжении всей своей жизни.

Я, со своей стороны, как мог старался ему объяснить, что наоборот, контролировать ничего не надо. Бог нас не создавал контролирующими. Надо давать возможность своим энергиям течь свободно. Надо делать специальные практики, и в процессе их выполнения уйдут сами желания, страхи, обиды, ревность, стыд, зависть и тому подобные штуки. Надо расширять своё внутреннее пространство… И тогда просто будет не нужно ничего контролировать.

В результате этих бесед он попросил научить его какой-нибудь практике. Я показал ему Муракабу. Недели две он сомневался и сопротивлялся, но потом сделал её один раз ровно 10 минут.

Был поздний вечер, мы сидели в беседке и курили. Я не мог его узнать. Это был совершенно другой человек. Полностью кончился контроль, вежливость и всё остальное, чем он так хвалился. Передо мной сидел злобный разъяренный старик. Он сказал примерно следующее: такие уроды, как ты, вообще ничего не знают о жизни; они всегда были и всегда будут отбросами любого общества, не важно, в России, в Англии или в Иране; очень полезную работу делает Руслан, собирает таких вот уродов и обучает их; теперь вот один из них вместо того, чтобы валяться в канаве или быть в тюрьме, сидит здесь вот напротив меня и рассуждает о Сознании; точно так же было всегда и во все времена; точно таких же вот уродов собирал вокруг себя и учил Руми.

Что я мог сказать? Похоже, что он прав. Я ответил только, что ровно месяц назад я по твоему совету вышел из своего одиночества и был вместе с тобой в твоём обществе. Месяц я наблюдал, общался с разными людьми.

А теперь я возвращаюсь к своим практикам, книгам и привычному одиночеству.

2015 год

 Эффект одной Муракабы