О работе с Мастером

Автор: Руслан Жуковец

Когда человек впервые сталкивается с работой, проводимой под чьим-то руководством, у него могут возникнуть трудности в определении своего места в этой работе и отношении к тому, кто её ведёт. Тут существуют варианты – если человек ничем до этого не занимался, не имел никакой практики, то он чистый лист, на котором можно писать, что хочешь, однако неизвестно, как долго он продержится, когда от него потребуются ежедневные усилия. Если же искатель до прихода в работу с Мастером занимался самостоятельно, то это доказывает, что его мотивация в поиске Высшего достаточно велика, однако имеющийся у него опыт в выполнении практик может создать опору для эго и сопротивления. Он может попасть в ловушку сравнения тех ощущений, которые возникали у него во время своих занятий, с теми, что появляются при выполнении упражнений под руководством. В этом случае искатель может стать заложником своих ожиданий, которые станут препятствием для его возможного продвижения и роста. Ожидания закрывают человека для восприятия всего того, что не входит в границы ожидаемого им.

Третьим вариантом является случай, когда искатель приходит в работу после того, как уже участвовал в религиозных или мистических практиках под руководством других учителей. Как правило, в таком случае он уже несёт в себе некую систему мировосприятия и имеет сформулированный подход к тому, как надо проводить работу. Сознательно или бессознательно он станет делить то, что ему даётся, на правильное и не очень, на то, что для него сгодится или будет ненужным.

Что бы ни воображал себе человек, пришедший в работу, которой руководит Мастер, он поначалу не готов к этой работе. Какие бы идеи ни двигали им, они в подавляющем большинстве случаев становятся помехой и затрудняют возможность обучения искателя. Поэтому те, кто хотят подтверждения своих убеждений, могут получить его или не получить, но при таком подходе они точно упустят суть того, что несёт Мастер.

В этом вся проблема обучения – опираясь на философские, мистические и религиозные концепции и системы, нужно выйти за их пределы и в конце концов полностью от них избавиться. Нужно прийти к прямому переживанию реальности, когда ум не будет стоять между переживанием и переживающим и не сможет вносить в этот процесс правильные, но бесполезные идеи.

Тот, кто привязан к словам (возвышенным и божественным), привязан к уму и его умничанью. Пока эта привязанность будет владеть им, Истина не откроется.

Мастер может изначально знать, в чём заключается основная проблема искателя, пришедшего к нему, но говорить об этом прямо, как правило, не имеет практического смысла. Чаще всего человек просто не понимает (не может или не хочет) того, что ему говорится. Первое время искатель стремится показать себя с лучшей стороны и испытывает безотчётный страх перед оценкой, которую может получить из уст Мастера. Всё это понятно и очень по-человечески, однако необходимость «подать себя с лучшей стороны» делает человека невосприимчивым к тому, что происходит в работе. Чуть позже, успокоившись и немного расслабившись, он становится способен более или менее присутствовать в происходящем. При этом Мастер всё равно не может работать с ним в полную силу. Поэтому каждый потенциальный ученик должен пройти стадию подготовки, во время которой он сможет проявить или развить терпение и настойчивость, без которых в работе с Мастером нечего делать.

Без предварительной стадии невозможно перейти собственно к работе, причём предыдущая подготовка искателя здесь имеет весьма небольшое значение. Это объясняется тем, что каждый Мастер имеет свой способ передачи учения и выражения знания; именно этим он отличается от разного рода религиозных учителей, твёрдо следующих писаниям и крепко держащихся за слова. Мастер использует техники, которым обучаются ученики, для передачи того, что нельзя передать словами; сама необходимость научиться правильно читать мантру или выполнять зикр имеет в работе с Мастером второстепенное значение. Знание, не подтверждённое опытом, бессмысленно в рамках духовной работы. Поэтому Мастер выбирает своей целью не насыщение учеников информацией, а создание возможности прямого переживания, в котором они смогут получить собственный опыт. Для этого дела могут сгодиться любые техники – их выбор зависит от предпочтений Мастера, состояния ученика и текущей ситуации в целом. Поэтому потенциальный ученик должен понять, что практики в присутствии Мастера не имеют самостоятельной ценности, т.к. он использует их в качестве подсобного инструмента. Когда ученик готов к восприятию учения, оно может быть передано моментально и без привлечения каких-либо практик.

Чтобы прийти в состояние подобной готовности, человеку требуется немало времени. Бывает так, что человек впечатлён личностью Мастера и, робея в его присутствии, считает, что готов принять любое знание или действие, предлагаемое ему. Но почтение не заменяет доверие, и это доказывается за пять минут работы с Мастером. Многие люди, не осознавая этого, не доверяют ни себе, ни людям, хотя считают себя открытыми по отношению к любой ситуации. Состояние недоверия делает их закрытыми для работы Мастера, и пока их внутренняя ситуация не изменится, польза, получаемая ими от работы, будет минимальной. И пока у человека не возникает доверие к Мастеру хотя бы в небольшой степени, он не может стать учеником, потому что без доверия невозможно следование.

Следовать указаниям, не потакая своим желаниям и жалости к себе, невозможно без доверия и решимости познать себя. Если человек не готов следовать тому, что предлагает Мастер, – он не ученик, и только поэтому Мастер ему ничего не предлагает.

Другими словами, пока искатель полон ожиданий и предубеждений, он не может увидеть и принять Мастера таким, каким тот является. В силу этого он не может участвовать в работе так, как мог бы, ведь он закрыт для Мастера. Если он научится различать, где его поиск питается желаниями и мечтами, а где – истинной жаждой, то, отбросив фантазии и мечты, он сможет воспользоваться тем, что даёт ученику работа с Мастером.

Следует помнить, что Мастер является таковым только для своих учеников. Именно через работу с ними реализуется то качество, которое делает человека Мастером. Для остальных людей он объективно никакой не Мастер, и они вполне могут воспринимать его как ещё одного мужчину с причудами.

В начальной стадии работы с искателями он и для них является всего лишь учителем. Положение меняется в момент выполнения практик вместе с Мастером. Тогда у него возникает возможность непосредственного воздействия на энергии участников практики. Во всех остальных ситуациях, связанных с начинающими искателями, он может быть кем угодно, но только не Мастером. По крайней мере, пока они не созреют до вступления в стадию ученичества.

Расстояние, на котором искатель держится от Мастера, прямо влияет на возможности трансформации первого, и чем более он закрыт, тем они меньше. Но есть ещё одно условие для того, чтобы можно было осуществлять передачу энергии и знания. Чтобы энергия могла течь, требуется разница потенциалов. Она объективно существует между Мастером и учеником, но если искатель стремится вести себя современно, моментально переходя на «ты» и ведя себя с Мастером запанибрата, то он бессознательно закрывает возможность передачи. Ведя себя как равный с равным, что есть иллюзия, такой искатель не готов получать то, что ему даётся, поскольку хочет брать то, что ему нравится.

Поэтому в большинстве школ вводятся правила, ограничивающие возможность подобных бессознательных проявлений у искателей. Пока потенциальный ученик не может чувствовать разницу между своим состоянием и состоянием Мастера, правила поведения, некий этикет, в отношениях между искателем и руководителем работы необходимы.

Когда человек достигает определённой степени осознанности и более высокого уровня понимания, то правила ему уже не нужны, потому что он сам начинает видеть, как обстоят дела и чем он обязан Мастеру. Тогда он действует согласно своему видению и осознанности, не нуждаясь в дополнительных правилах. И так во всём.

 О работе с Мастером